То, что дарит крылья

Для кого-то смысл жизни и счастье в семье, для кого-то в финансовом благополучии, а для кого-то - в любимом увлечении. Дмитрий Гридасов, руководитель парапланерной школы Fly Flot, судья национальной категории по парапланерному и дельтапланерному спорту рассказал о своем увлечении, ставшем неотъемлемой частью жизни.
  

Дим, расскажи, с чего вообще и когда началось увлечение парапланами?
Я пришел в парапланеризм из парашютного спорта. Когда мне было 16 лет, я сделал свой первый прыжок с парашютом еще в советское время. Мне понравилось, “крышу снесло”, я там и остался. Отпрыгал 10 лет. Прыгал много где: был членом сборной Казахстана, потом в России, Белгороде, Москве, Самаре до 96 года. В 97 году, когда вернулся в Алмату, хотел продолжить прыжки, но здесь это стало на тот момент для меня слишком дорого. В то время мои друзья парашютисты начинали летать на парапланах и позвали с собой. Там и познакомили меня с Сергеем Юнязовым - это человек, который открыл в 95 году первый парапланерный клуб. Сережа научил меня летать и с того времени и летаю.
Где уже успел полетать?
Летал в основном, на алматинских и российских соревнованиях. Это чемпионаты Казахстана и кубки СНГ, участвовал несколько раз в чемпионате России. Ездил на полеты ради удовольствия в Киргизию и Узбекистан. К соседям мы приезжем просто летать в удовольствие - покайфовать, покушать узбекской еды, с друзьями пообщаться и отдохнуть.
Какая должна быть погода для “покайфовать”?
В принципе, такая же, как и для спортивных полетов. Просто задачи ставятся разные. Спортивная задача - это гонка. Выходишь на маршрут, есть несколько поворотных точек, финиш и временнОе окно. Пилоты должны пролететь от старта до финиша, через все поворотные точки за максимально короткое время. Этот же маршрут можно вне соревнований лететь гораздо дольше, никуда не торопясь, выкручивая максимально высоту, просто получая от полета удовольствие.
  
А какой диапазон можно назвать комфортным?
Самое комфортное условие - ветер от 2 до 5 м/с на старте и по маршруту. При такой погоде можно и по ветру, и против ветра, и при боковом ветре лететь. Чем сильнее ветер, тем сложнее работать с потоками, стартовать и есть определенные ограничения. Для пилотов третьего и второго разряда - 5 м/с, для первого разряда и кандидатов в мастера спорта -  7-8 м/с, мастера спорта могут до 10 м/с стартовать. Но это очень некомфортно и экстремально. На соревнованиях в ветреную погоду на маршрут выходят в основном топ-пилоты, лидеры, спортсмены, которые “гоняются” за первые места. У нас есть такое выражение популярное среди пилотов: “Лучше на земле пожалеть, что ты не в воздухе, чем в воздухе пожалеть, что ты не на земле”. Потому что всегда во главе угла стоит безопасность.
Лидеры часто пренебрегают правилами безопасности и рискуют. Но они пилоты высокого класса и они иначе рассчитывают свои силы.
Я своим курсантам всегда говорю, что в первую очередь должна быть безопасность и если тебе что-то не нравится, то лучше не лететь. Никто тебя стыдить не будет - любой пилот, который смотрит со стороны - не важно, в воздухе или на земле - никто не будет над тобой смеяться, потому что у нас это не принято. Если человек отказывается от полета в плохую погоду, то это признак взрослого, состоявшегося пилота. Как правило, молодые пилоты, рьяные и горячие, сорви голова никого не слушаются и рвутся летать в любую погоду. Приземляются: пятки дрожат, колени дрожат, потные и говорят, да зачем я вообще полетел, столько страху натерпелся. Так происходит потому, что они просто не рассчитывают свои силы. Не редко такой азарт может закончится травмой, броском запаски или другими неприятными ситуациями. Пилот, умеющий отказаться от полета только потому, что ему не нравится погода - состоявшийся пилот.
Если на обывательский уровень восприятия переводить, то 5 м/с это какой ветер?
Это примерно ветер при быстром беге или спокойной езды на велосипеде. Скорость ветра около 18 км/ч. Опытные пилоты со временем начинают чувствовать ветер. Я его чувствую лицом и знаю, какой он силы и могу ошибиться буквально на пол метра.
 
Много ли в Алматы пилотов?
Сейчас у нас около 100 человек. Активно летающих человек 60-70, остальные время от времени на горе появляются. Тех, кто летает каждые выходные и мотается по соревнованиям - 40 человек. Это большой показатель для Алматы. В 97 нас на весь Казахстан было 20 человек.
Это спорт еще сравнительно молодой. Будем на следующий год отмечать 20-летие со дня открытия первого клуба. При чем, изначально летали только в Алматы. Теперь ребята летают в Шымкенте, в Усть-Каменогорске, Петропавловске, Павлодаре, Риддере, в Талдыкоргане, Таразе. Много “обжитых” мест. Несколько человек пробовали летать в прибрежной зоне Каспия в Атырау.
Можно ли составить примерный потрет тех, кто приходит в парапланерный спорт?
Это человек, который не стеснен в финансах и не любит сидеть на месте. Как бы не было смешно, но парапланерный спорт - спорт “ленивых” людей. Сам полет происходит сидя. Спортсмены вообще летают лежа. Работают в основном руки, корпус и очень сильно работает голова. Поэтому главное условие - человек должен дружить с головой. Пилоты знают много специфичных вещей: разбираются в метеорологии, аэрологии, хорошо знают аэродинамику, знают почти все законы физики и умеют их применять на практике.
Возраст здесь значения не имеет - самому старшему алматинскому пилоту 72 года, самому молодому 16 лет. Если человек чувствует, что у него здоровье позволяет - пусть приходит, его научат безопасно летать. Но надо обладать особым характером, потому что большую часть выходных надо выезжать на дельтадром, иногда и на несколько дней. Одним словом, все мы немножечко авантюристы, которые готовы жить в спартанских условиях.
  
Для того чтобы стать самостоятельным пилотом нужно пройти обучение. Расскажи, как оно проходит?
Современная модель обучения была выстроена нами, грубо говоря, на наших синяках и шишках. Многие правила, которые придуманы на горе, на самом деле написаны не просто так. Каждое правило - это следствие какого-либо случая.
Когда мы только учились летать - 95-97 год, не было ни литературы, ни интернета, летали на таких ужасных тряпках. Мы учились сами у себя, друг у друга. Если кто-то во время соревнований привозил информацию или книжечку, переводили, тиражировали.
Постепенно была наработана методика обучения, используя зарубежный и собственный опыт.
Обучение разбито на несколько частей - для начинающих, кто только учится взлетать, приземляться и управлять парапланом в воздухе. Потом идет курс активного пилотирования, когда пилот учится работать с крылом по-спортивному, даже с ноткой акропилотирования. Отдельным курсом идет кросс-кантри, маршрутные полеты, когда пилоты учатся проходить маршрут. Есть отдельный курс на точность приземления. Интересно, что тема точности приземления появилась сравнительно недавно, примерно 5 лет назад. Вначале для нас это было развлечение - парашютисты же прыгают на точность. Это было придумано, чтобы учить курсантов садиться на очень ограниченную площадку. Потом эта дисциплина начала развиваться не только у нас, стали проводиться соревнования. Так в 2016 году планируется провести Чемпионат Центральной Азии. Скорее всего, они будут проходить в Талдыкоргане, на дельтадроме “Текели”.
Какие советы можешь дать тем, кто пришел летать в первый раз?
Если человек пришел полетать в тандеме, то нужна спортивная форма одежды и кроссовки. Были у нас барышни, которые приезжали на высокой шпильке… Но ничего, находили выход. Одним словом, достаточно только желания полетать. Желательно, чтобы не было проблем с опорно-двигательным аппаратом и позвоночником, не было проблем с сердцем, потому что полет -  достаточно сильная эмоция.
Тем, кто не может определиться, хочет ли он заниматься парапланерным спортом, советую либо в тандеме пролететь, либо взять пробное занятие на учебном дельтадроме под чутким руководством инструктора. Человек получает полный комплект экипировки и, выполняя все рекомендации инструктора, взлетает и самостоятельно пролетает вдоль склона первые несколько сотен метров. При чем, нужно просто выполнять указания инструктора и не спорить, и не пытаться думать своей головой. Но это целый день на ногах - приходится много ходить. Вариант для активных и не боящихся сложностей.
  
Если человек после полета решил, что парапланы это его? То дальше какие действия?
Если человек надумал, то приходит в школу и начинает обучаться. Для того чтобы человек смог летать самостоятельно, нужно 15 летных дней. За это время отрабатываются практические знания, а так же  будущий пилот прослушивает теоретически курс 20 часов. По окончанию обучения курсант сдает экзамены и получает национальную спортивную лицензию пилота-парапланериста. Как правило, на этом обучение не заканчивается.  Инструктор присматривает за своими ребятами еще примерно год, подсказывает, контролирует, может остановить на старте, если погода не летная. У нас так принято - первые 15 дней человек работает плотно под управлением инструктора, а далее минимум год работает под присмотром инструктора.
Кому проще, а кому сложнее освоить полеты на параплане?
Человеку, который раньше занимался велосипедом, лыжами, сноубордом или любым другим активным спортом - проще. Сложнее всего переучивать парашютистов. Говорю, как парашютист в прошлом - у парашютистов-спортсменов наработаны свои инстинкты и своя моторика, свое управление куполом. Они знают, чувствуют и не боятся воздух, для них знакомы очень многие вещи, но управление парапланом и парашютом различны. Я сам отвыкал от парашютных привычек примерно год - несколько раз срывал купол в воздухе, в свое время даже травму получил - параплан не прощает некоторых вещей, которые для парашютиста развлечение.
Скажи, если есть страх перед полетом, стоит ли пробовать летать?
Я до сих пор боюсь (смеется)! Я с детства боюсь высоты и в парашютный спорт пошел для того, чтобы перебороть себя. Но, стоило первый раз прыгнуть, я понял - это “мое” и я этим буду заниматься. Страх присутствует всегда, и этот страх стимулирует не допускать ошибок.  Как только человек перестает бояться - он покойник. Он начинает делать глупости и переоценивает свои возможности, пропадает инстинкт самосохранения.
Но страх бывает разный. Есть страх, который переходит в панику или ступор. Вот тогда полетами заниматься точно не стоит.
Что для тебя означает полет?
Это моя жизнь. Я не знаю, что буду делать, если не смогу летать. Когда я получил травму, то лежа в больнице все равно знал - буду летать. Это чувство и подняло меня с кровати. Я знал, что если останусь в коляске, то все равно придумаю крепление и буду так летать. Но обошлось.
Если я не летаю, мне плохо, начинается ломка, как у наркомана, портится настроение. Зимой многие пилоты приезжают на гору только для того, чтобы 5 минут побыть в воздухе. Этого достаточно, чтобы настроение улучшилось. А многие вообще уезжают летать в теплые страны, такие как Индия или Непал.
Есть мнение: если увлечение станет работой, то оно перестанет приносить удовольствие. Фигня это все. Это часть жизни, которая мне необходима, также, как необходимо кушать и дышать.  Не знаю я высоких слов. Или я летаю, или я в таком состоянии, что летать уже нельзя - но тогда я быстро состарюсь и с меня высыплется весь песок. 

Автор: Анна Шаповалова

Поделитесь с друзьями:

Добавьте комментарий